Не корова

«Камеры, штрафующие за превышение скорости, не должны быть дойной коровой для государства. Задача — не поймать как можно больше нарушителей, а обеспечить безопасность дорожного движения»

Именно поэтому камеры в Осло не работают постоянно, а включаются время от времени.
Например, камера на третьем кольце у Нидалена за весь прошлый год работала только немногим меньше 6 суток.
6 дней за весь год! А в остальное время была выключена.
Больше всего работала камера в Granfosstunnelen — 74 дня.

Так мало того, что камеры не всегда включены, полиция ещё и просматривает сделанные камерами фото в ручном режиме. То есть, как я понимаю, если ваша машина стояла на слишком быстро едущем автовозе или эвакуаторе, то штраф вам не придёт.

Кроме того, из-за такого ручного просмотра существует лимит на количество фото, которые камеры могут сделать, а полиция просмотреть. Для вместе взятых Осло, Аскера и Барума лимит составляет 13500 фото. Больше нельзя. (Но, как я понимаю, в этот лимит не входит ручной контроль, когда полиция с радаром стоит на дороге, потому что там никакие фотки просматривать не надо, полиция на месте решает).

Полиция выбирает какие камеры и когда включать, исходя из количества нарушений и количества жалоб на нарушение скоростного режима (то есть когда, например, живущие рядом люди начинают жаловаться на слишком большое количество «летунов»).

Но само наличие коробки с камерой имеет превентивный эффект и снижает количество нарушителей. Ведь никогда не знаешь, включена камера или нет.

Ну и немного статистики.
2 из 3 нарушителя — мужчины. Ну так, чисто для справки.
Самая «результативная» камера по количеству лишений прав — камера в Vålerengtunnelen.
Самая «результативная» по количеству штрафов — камера в Lørentunnelen.

P.S. В статье говорится только об Осло. Не факт, что по всей Норвегии камеры такие «милые».

Валить нельзя помиловать

Так. У меня уже всё лицо от фейспалмов разбито, чесслово.

Простите, что я тут всё про зелёных, но просто реально бесит.

Итак.
Район Ламбершетер. Деревья. 22 штуки. Многим больше 50 лет. Ну и «как обычно» деревья мешают проложить очередную велодорожку (по полтора метра с каждой стороны улицы).
Вжух! Деревьев нет. Спилили.

Председатель совета района говорит, что это всё грустно, и что странно тратить 127 миллионов крон на проект, который тут «никому не нужен».

Ну его тут же обвинили в том, что он ничего не понимает, и грех вообще жаловаться, когда на его район тратят такие огромные деньги. Это всё ради безопасности велосипедистов и пешеходов.

Безопасность? Хорошо. Прекрасно. Я только за. Но надо было деревья-то валить?

Знакомая нам госпожа Берг говорит, что скоро там посадят аж 27 новых деревьев и кустов.

Так, собственно, вопрос: а нельзя было старые деревья сохранить? Ну раз там есть место под новые деревья и кусты, то… То там есть место. Разве нет? Ну я, конечно, ни черта не понимаю в планировании и строительстве, но вот такой простой вопрос напрашивается. То есть, наверное, можно было как-то извернуться и построить велодорожки как-то по-другому. Не вплотную к тротуару, не вплотную к проезжей части, не по полтора метра, не с каждой стороны улицы, как-нибудь нестандартно. Ну чтобы и волки сыты, и зелёные… ой, извините.

Опять же история с аллеей на Бигдёй показывает, что зелёные, когда им надо проложить велодорожки, готовы рубить с плеча в прямом и переносном смысле этого слова. И хорошо, что на Бигдёй нашлись неравнодушные местные жители, которые предложили альтернативный проект, и зелёные не успели схватиться за топоры. И я уверен на 99%, что и в Ламбершетер деревья можно было сохранить, просто вовремя не нашлось активистов.

Золотые деревья

Ну и опять про ту улицу, для которой камень тащили из Индии и Китая, а скамейки сделали из тропических лесов Бразилии и Конго.

Красно-зелёные потратили 3,8 миллиона крон бюджетных денег на 12 деревьев. Это почти 317 тысяч крон на одно дерево.

Блдаж. Золотые эти деревья или чо?
Нет, стоимость, конечно, включает удаление старых деревьев, подготовку места, системы орошения, покупку и высадку новых деревьев, но не слишком ли дорого всё равно?
Правда, бывший королевский садовник говорит, что стоимость посадки деревьев в таких условиях примерно столько и стоит.
Но возникает вопрос, а надо ли было существующие деревья вырубать. Ну можно было и деревья сохранить, и сэкономить.
Уже знакомая нам госпожа Берг утверждает, что имевшиеся деревья не пережили бы реконструкции улицы. Но зная её подходы, я что-то сомневаюсь. Ей норм для строительства велодорожки и столетнюю аллею на Бигдёй вырубить.

Запрет ДВС вне закона?

Запретные зоны для автомобилей с ДВС, которые собираются ввести зелёные, могут быть незаконными.

Упс!

Параграф 7 Закона о дорожном движении говорит: «Король или уполномоченное им лицо может запретить использование определённых групп транспортных средств.»

Проблема в том, что и машины с бензиновыми двигателями, и машины с дизельными двигателями, и электромобили, и водородовозы входят в одну группу — легковые автомобили. Согласно правилам Норавтодора нет никакой отдельной группы для машин с ДВС или электромобилей.
Т.е. можно запретить сразу все легковые автомобили, но никак не по отдельности по типам двигателя.

Кроме того, закон говорит, что вводить ограничение на определённую группу транспортных средств можно «на отдельных дорогах или вне их и в течение определённого периода времени».
Т.е. нельзя навсегда вводить запрет на въезд в какой-то весь район, в какую-то зону. Только на отдельные дороги на отдельные промежутки времени. Ну, например, если на дороге ремонт, или существует какая-то опасность при проезде определённого участка пути.

Плюс к этому, коммуны не могут ограничивать проезд по дорогам европейского и государственного значения. Т.е. если какая-то коммуна и введёт запрет на въезд в какой-то район, то если через этот район проходит какая-нибудь E18 или Rv162 (она же Ring 1 в Осло), то извините…

Ну и кроме того, параграф закона изначально задумывался для повышения безопасности дорожного движения, но никак не для решения климатических проблем (и уж тем более не для достижения не очень ясных политических целей).

Итого: зелёным сначала надо будет продавить изменение в законодательстве. Ну или отбиваться от судебных тяжб.

Утром выпил — и на работу

В Ставангере пассажиры сообщили в полицию, что водитель городского автобуса, видимо, бухой.
Полиция тормознула автобус. И таки да. 1,0 промилле. Это при максимально допустимом значении в 0,2 промилле.
Водитель заступил на смену в 14:40, а тормознули его в 16:15. Т.е. что-то даже, наверное, уже успело выветриться.

Маршрут, по которому шёл остановленный автобус, проходит, в том числе, по трассе Е39 со скоростным лимитом 90 км/ч.

Да как вообще такое может быть? Где предрейсовый контроль? Раз алкозамки в автобусах отключили из-за коронавируса, то надо было же как-то их заменить, не? Ну осмотром перед рейсом, или какими-то одноразовыми алкотестерами.